Ассоциация полярников
Межрегиональная общественная организация

127025, Москва, Новый Арбат, 19

+7 (495) 697-51-78
apparat@aspolrf.org   @aspolrf
Михаил Мишустин утвердил программу господдержки коренных народов Арктики
Михаил Мишустин утвердил программу господдержки коренных народов Арктики

Михаил Мишустин утвердил программу господдержки коренных народов Арктики

23 Апреля 2021     13:54

Во вторник, 20 апреля, премьер-министр Михаил Мишустин утвердил программу государственной поддержки традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Арктики. 19 этносам окажут помощь в развитии туризма, в открытии малого и среднего бизнеса, в продвижении продукции на внутренний и внешний рынок. Подробности — в материале «Известий».


Специалисты северного хозяйства

Программа включает шесть основных направлений. Первое — развитие промышленной и технологической инфраструктуры. Будут субсидироваться затраты предпринимателей и сельхозпроизводителей на приобретение оборудования для переработки мясной и рыбной продукции, также готовятся меры по обеспечению жителей арктических регионов мобильной связью и интернетом, помогут в развитии художественных промыслов.

Второе направление — продвижение продукции традиционной хозяйственной деятельности на российском и международном рынках. Народным мастерам помогут подготовить маркетинговые материалы, посодействуют с организацией экспозиции и участием в них. Также будет оказана образовательная поддержка по вопросам сертификации и лицензирования продукции, по выстраиванию логистики. Часть затрат по экспорту предполагается возместить за счет государства.

Будет создан центр развития традиционного предпринимательства, где представителей малых народов проконсультируют по открытию своего дела, помогут в сопровождении инвестиционных проектов.

Программой также предусмотрено развитие туристической индустрии в местах проживания малочисленных народов Арктики. Кроме того, большой блок посвящен образованию и кадровому обеспечению. В частности, разработают федеральный государственный образовательный стандарт по направлению «Специалист северного хозяйства», студентов из числа представителей коренных народов обеспечат дополнительной стипендией, если они выберут в качестве будущей специальности что-то связанное с традиционной хозяйственной деятельностью.

Пока у программы нет подробного плана мероприятий, не детализировано и ее финансирование. В ближайшие три месяца всё это предстоит разработать Минвостокразвития. В министерстве не ответили на запрос «Известий» на момент публикации материала.

Целевые показатели реализации программы устанавливаются в госпрограмме «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации».


Помощь за пределами Арктики

Программа охватит 19 малочисленных коренных народов Арктики. Численность этих этнических групп разнится. Среди них, например, ненцы (их более 40 тыс.), но также и нганасаны, которых на 2010 год оставалось всего 862 человека.

При этом за пределами программы останутся около 20 коренных малочисленных народов (КМН) Севера, Сибири и Дальнего Востока России, проживающих вне пределов зоны Арктики. В их числе, например, тувинцы-тоджинцы. Президент ассоциации общин этого народа «Тос-Чадыр» Светлана Демкина призналась «Известиям», что чувствует определенную несправедливость из-за того, что народы Арктики получат серьезнейшую поддержку в рамках госпрограммы, а на остальные внимания не хватает.

— У нас в Тоджинском районе Республики Тыва шесть поселений, где проживают компактно тоджинцы, — рассказала она. — Уже пятый год мы не можем создать территорию традиционного природопользования, несмотря на имеющиеся обещания. А для нас это очень важно: мы занимаемся редким, исчезающим таежным оленеводством, охотой, рыбалкой. И нам угрожает наступление на земли и озера международных добывающих компаний.

По словам Демкиной, государственной поддержки тоджинцы почти не чувствуют — субсидий не хватает, культура сохраняется лишь на энтузиазме.

Член Совета Федерации, президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Григорий Ледков замечает — программа касается предпринимательской деятельности в Арктике, поэтому и не затрагивает интересы всех КМН. Однако, замечает он, в конечном итоге программа поможет всем, потому что подразумевает новое федеральное регулирование отдельных вопросов.

— Отдельный пункт в программе — снять административные преграды для доступа народов к биоресурсам, — сказал «Известиям» сенатор. — Чтобы они не оформляли заявки, чтобы их не мучили отчетами, чтобы они не считались браконьерами, чтобы никто их не ограничивал в праве в своих исконных местах рыбачить, охотиться, заниматься оленеводством. Нормативное регулирование коснется так или иначе вообще всех коренных малочисленных народов, потому что будут вноситься изменения в федеральное законодательство.

По его словам, наработки, которые будут использованы в Арктической зоне, могут затем перейти в другие регионы страны, в том числе на Дальний Восток, как «дальневосточный гектар» в свое время перешел в Арктику.

Член комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Татьяна Гоголева, которая сама родилась в мансийской многодетной семье, напоминает, что невозможно сравнивать условия жизни людей, живущих на берегу Карского моря и на берегу Каспия.

— Ряд коренных народов, проживают, например, в Карелии, в центральной полосе, где есть достаточное количество инфраструктуры, автомобильных дорог, больниц, образовательных учреждений, театров, — сказала она «Известиям». — Жизнь именно арктических народов сопряжена с большим количеством трудностей, и должно быть понимание разницы в условиях жизни.


Обеспечение обитаемости

Доктор философских наук, завкафедрой культурологии гуманитарного института Сибирского федерального университета Наталья Копцева, которая работала над программой, обращает внимание: то, что раньше делал Советский Союз, а сейчас делает Россия, — это уникальная практика.

— Например, Канада истребила почти все коренные народы Арктической зоны, кроме двух, — рассказала она. — Сейчас у них есть очень интересное определение: «первая нация». И с «первой нацией» существует соглашение: либо они ведут традиционный образ жизни и живут на этих территориях, получают от государства поддержку, но при этом не являются обычными гражданами Канады; либо они становятся обычными гражданами Канады, но уже не имеют права на ловлю тонны рыбы в год на своих озерах.

Она отмечает, что во всем мире коренные народы Крайнего Севера обеспечивают государствам обитаемость территорий с тяжелыми климатическими условиями. Например, на Аляске это эскимосы, в Норвегии — саамы. Они тоже имеют определенные преференции.

— Россия же не только не потеряла ни одной из этнокультурных групп, но и приумножила их, — говорит Копцева. — Эти народы нам нужны, чтобы государство на этих территориях присутствовало, а государство им нужно, чтобы поддерживать этнокультурную деятельность, которую они считают для себя наиболее приемлемой.

Она отмечает, что представители коренных малочисленных народов Арктики — это очень современные и умные люди, и деятельность их всё больше виртуализируется.

— Мне иногда кажется, что это люди, которые идут в авангарде нашего социально-антропологического развития, — заметила Копцева. — С одной стороны, у них есть обостренное этносознание с опорой на традиционную экономику; с другой, очень многие практики этнокультурной идентичности усиливают свой виртуальный характер.

Татьяна Гоголева уверена: традиционное природопользование коренных народов никогда не исчезнет.

— Живой пример тому — территория ХМАО-Югры, — рассказала она. — Возникло огромное количество новых городов на территории округа. И тем не менее рядом с такими городами, как Сургут или Нижневартовск, по лесу рассыпаны частные оленеводческие хозяйства. Традиционное хозяйствование, частное оленеводство доказало свою жизнеспособность, несмотря на то, что людям ничего не компенсировали очень долгое время.

С 1960-х годов, когда в Югре открыли нефть и газ, приоритет отдавался только субъектам экономической деятельности, при этом абсолютно игнорировалось то, что рушилась северная цивилизация.

— И люди самостоятельно, перемещаясь с места на место, сохранили северное оленеводство, — говорит Гоголева. — Сегодня, когда есть такие серьезные вызовы, как климатические изменения, это особенно важно. Сохранить природу живой и блистательной можно будет только в том случае, если у нас сохранится традиционная хозяйственная деятельность коренных народов.

Гоголева напоминает: в стране сейчас нет необходимого количества природоохранных инспекторов, лесников. Поэтому главными защитниками природы, «глазами и разумом государства» она называет именно коренные малочисленные народы.

— Хотим мы или не хотим — новые промышленные проекты в места проживания коренных народов придут, — замечает Ледков. — Современные коммуникации, необходимые промышленникам, средства связи, современные условия для проживания вахтовиков — они должны существовать. Здесь необходимо найти гармонию: оставить пастбищные, охотничьи участки, нерестовые реки и озера. От улучшения качества связи в этих труднодоступных местах никому вреда не будет. Самое главное — учитывать мнение местных жителей.

По мнению Гоголевой, сейчас пришло время привлекать к сотрудничеству экологов и этнологов — для определения обоснованной суммы компенсаций, которые бизнес должен выплатить для сохранения природных систем.

— У представителей бизнеса есть солидные юридические службы, а коренной житель, который живет своей обычной жизнью, — у него нет этих ресурсов и этих знаний, и он не может адекватно обосновать свои предложения по суммам компенсации нанесенного ему ущерба на многолетний период реализации промышленного проекта, — заметила она. — Пока отраженный в законодательстве правовой режим территорий традиционного пользования, кроме границ территории, практически ничего не регулирует.


То, что надо

Программа касается именно традиционной деятельности народов Арктики. К ним относятся охота, рыбная ловля, домашнее кочевое оленеводство, сбор дикорастущих растений. Включили в структуру традиционной экономики также изготовление этнических костюмов, сувенирной продукции, художественных ремесел.

— Необходимы полевые исследования, связанные с тем, что некоторые виды традиционной деятельности уже утрачены, — рассказала «Известиям» Наталья Копцева. — Важна не только сама продукция традиционной экономики, [важно сохранить] и способы производства этих вещей. Например, при шитье традиционной одежды использовалась не нить, а оленьи жилы.

По ее словам, программу обсуждали с участием конкретных региональных ассоциаций, экспертов. В итоге в нее включили то, что реально нужно охотникам и рыбакам на территории проживания коренных народов.

— Например, традиционный эвенкийский промысел — охота на соболя, и сейчас цены на него падают, — говорит Копцева. — До сих пор они как-то справлялись сами, но, возможно, теперь нуждаются в помощи — сезонной или долгосрочной.

Она подчеркивает, что в случае с народами Арктики мы имеем «очень успешных предпринимателей», которые знают, что им нужно, но нуждаются в поддержке.

В программе предусмотрена организация дополнительных бюджетных мест в образовательных организациях по направлениям подготовки для ведения традиционной хозяйственной деятельности. Например, «Оленевод-механизатор», «Егерь», «Таксидермист», «Хозяйка чума», «Докер», «Обработчик рыбы».

— Это то, что они сами захотели включить, — рассказала Копцева. — Есть, например, Таймырский колледж, который очень чутко относится к запросам местного населения. Если такая профессия будет прописана, если будет разработан профстандарт, то почему бы не разработать учебную программу по обучению каким-то навыкам и компетенциям?


Придумают письменность

В программе отдельно предусмотрены меры по сохранению языка коренных народов и повышения качества образования. На базе Института народов Севера Российского государственного педагогического университета имени Герцена будет создана инфраструктура по поддержке образования коренных малочисленных народов, в том числе научно-образовательный центр по изучению их языков.

— Уже давно было поручение президента по поводу мер поддержки образования коренных народов, — рассказала «Известиям» заместитель директора Института народов Севера по связям с регионами и международному сотрудничеству Софья Унру. — Этим вплотную занялись в Министерстве просвещения. Мы разработали дорожную карту, прописали финансовое обоснование. Средства нужны огромные — более 400 млн. Часть этих средств нам уже направили.

По ее словам, образовательный всероссийский ресурсный центр нужен давно, но до этого всё упиралось в деньги. В таком центре будут готовить научно-методическую базу для северных школ.

— Будет вестись разработка учебников, разрабатываться методика преподавания, — говорит Унру. — Наш институт всегда готовил учителей для регионов, для северных школ со знанием родного языка и культуры. Однако сейчас не все выпускники северных школ могут конкурировать с выпускниками городских школ — из-за ЕГЭ и уровня образования в Арктической зоне. Если раньше было распределение и туда направлялись великолепные преподаватели, то теперь учителей не хватает.

По ее словам, теперь возникает вопрос: сколько нужно этих кадров, сколько вообще детей нуждается в обучении. До 1 мая регионы должны ответить Институту народов Севера, сколько у них детей и каких народностей, сколько школ, какие есть программы на родном языке, литературе, есть ли кочевые сады и школы, есть ли недостаток учебников и т.д.

— Проблем много: например, преподавателям самим приходится отбирать учебную литературу, а некоторым — самостоятельно писать учебники по родному языку, — говорит Унру. — Более того, не у всех языков есть письменность, поэтому нужно будет ее создать, а заодно — словари и учебники.


Источник: iz.ru



Возврат к списку